Библиотека Электронных документов в помощь коллегам и читателям

19 мая 2014 г.

Листая рыбинскую периодику
"Рыбинская неделя"


Последние дни первой газеты
В мае 1864 года, 150 лет назад, вышла в свет первая в истории Рыбинска газета.
Она называлась «Рыбинский листок». Но издание не просуществовало и трех месяцев… 


Газету издавал рыбинский купец Иван Александрович Жуков. В качестве редактора он пригласил начинающего литератора, будущего известного историка литературы Александра Михайловича Скабичевского.
Поскольку в Рыбинске в то время не было типографии, способной печатать газеты, то «Рыбинский листок» печатали в Ярославле, там же, где и газету «Ярославские губернские ведомости», выходившую с 1831 года.
Жуков утренним пароходом отправлял из Рыбинска в Ярославль рукописи материалов для «Рыбинского листка». Скабичевский, живший и работавший в Ярославле, редактировал рукописи и переправлял их в типографию.


В №20 «Рыбинского листка» от 16 июля 1864 года была напечатана заметка «Что делается в городе», написанная самим Жуковым:
«11 числа, в 9 часов вечера, встретили в Рыбинске господина Главноуправляющего путей сообщения и публичных работ, прибывшего в Рыбинск Мариинским путем по реке Шексне на пароходе «Смелый» купцов Милютиных. Не лишним считаем сказать, как рыбинские граждане встречают высшее начальство. На дебаркадере пароходного общества «Дружина» с шести часов пополудни собралось купечество: председатель биржевого комитета и старшины, городской голова и все члены городской думы, путейское и местное начальство. От купечества приготовлено было: хлеб-соль и три стерляди, стоящие, как говорят, 120 рублей».

Заметим, что в то время три коровы стоили столько же, сколько эти три стерляди.
А.М. Скабичевский в своих воспоминаниях о работе в «Рыбинском листке» написал:
«Далее затем Жуков не упустил случай посмеяться над подобострастием рыбинских купцов, которые, едва завидев на горизонте дымок того парохода, на котором ехал Мельников (Главноуправляющий – А.К.), уже поснимали шапки и стояли с обнаженными головами все время, как пароход медленно приближался к Рыбинску».
Номер 20 «Рыбинского листка» напечатали, но до читателей он не дошел.

Бдительный земляк

«Рыбинский листок» с заметкой Жукова случайно попал в руки редактора официальной части газеты «Ярославские губернские ведомости», уроженца села Арефина Рыбинского уезда Вадима Ивановича Лествицына.
Усмотрев в жуковской заметке глумление над почтенным рыбинским купечеством, Лествицын немедленно отправился к ярославскому губернатору Ивану Семеновичу Унковскому.
Кстати, будущему почетному гражданину Рыбинска.
Унковский, прочитав заметку Жукова, распорядился изъять весь тираж номера и сжечь.
Он также дал нахлобучку рыбинскому полицмейстеру Маркову, осуществлявшему цензуру над газетой, и освободил его от этих обязанностей. Цензуру над «Рыбинским листком» Унковский поручил вице-губернатору.

… и небдительный цензор

Небрежность Маркова к обязанностям цензора описал и А.М. Скабичевский:
«Цензором над газетой был назначен рыбинский полицмейстер Марков. Человек это был крайне добродушный и веселый, а главное дело – ему и без «Рыбинского листка» был хлопот полон рот в таком бойком торговом центре, каким представляется город Рыбинск.
К тому же, у него была страсть к картишкам, и все свободные часы от служебных занятий он просиживал за зеленым полем. До чтения ли ему было безграмотных каракулек Жукова:
он и подписывал их, не читая, за карточным столом, в полной уверенности, что никаких злонамеренностей нельзя ожидать ни от хлебных прейскурантов, ни от невинного балагурства издателя».

Закрытие

Но «Рыбинский листок» закрыла не цензура, а отсутствие средств. Уже первая встреча Скабичевского и Жукова в Москве могла бы насторожить Александра Михайловича:
«Ровно в 11 часов я был у Ивана Александровича Жукова. Он остановился в грязненьком извозчичьем трактирчике в Толмачевском переулке, носившем название родного его города –
«Рыбинск». Вонь, грязь, масса пьющих чай извозчиков, — первый раз в жизни пришлось мне попасть в такую трущобу. Пройдя сквозь строй пьяной ругани самыми отборными непечатными словами, я наконец отыскал грязненький нумерок, занимаемый Иваном Александровичем».
Но все в России можно поправить традиционным русским способом:
«Затем Жуков тотчас же соорудил обед с водками, закусками, винами – и у нас сразу же установились самые задушевные, дружеские отношения».
Жуков заверил Скабичевского, что средства на издание первых номеров газеты у него имеются, а далее они будут зарабатывать огромные деньги на печатании рекламных объявлений.
На деле оказалось, что купцы вовсе не подавали в газету платные объявления и издателям, чтобы заполнить газетные полосы, пришлось печатать объявления бесплатно.
Газета печаталась тиражом 1500 экземпляров. Но продавать удавалось только около двухсот. Сотню в Рыбинске, два десятка в Ярославле, остальные – по городам и весям.
Вскоре первоначальный капитал кончился. Жуков поехал в Петербург искать займы для продолжения издания. Иван Александрович знал, что в Рыбинске ему никто в долг не даст,
да и вообще рыбинские купцы считали Жукова «белой вороной» и относились к нему с нескрываемым презрением.
Вскоре Скабичевский получил телеграмму от Жукова:
«Газета запрещена министром. Приезжайте в Петербург. Деньги возьмите в бумажном магазине, где у меня уплачено за бумагу 100 рублей вперед».
В бумажном магазине оказалось, что не магазин должен Жукову, а Жуков – магазину.
В самом ли деле газету запретили, или Жуков просто не нашел денег, неизвестно.
Скабичевский занял 20 рублей на дорогу и отправился в столицу.
В пути у него украли пальто.
А.Б. КОЗЛОВ,
сотрудник Рыбинского музея-заповедника

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.