Библиотека Электронных документов в помощь коллегам и читателям

26 марта 2014 г.

Новый номер журнала «Углече Поле»: ГЭС 


Новый номер журнала «Углече Поле» не выходил уже несколько месяцев. Но новый номер готовился все это время и теперь он готов к печати. Номер журнала «Углече Поле» посвящен Волгострою – истории строительства Угличской и Рыбинской ГЭС.
Редакции, как всегда, удалось собрать в двухсот страничном номере журнала уникальные материалы из истории строительства очень важных для того времени гидросооружений, которые существенно повлияли не только на усиление энергетической системы молодой большевистской страны, но и на ход гитлеровской наступательной операции под Москвой. Угличская и Рыбинская ГЭС дали ток к началу Великой Отечественной войны, и очень помогли тем самым столице, которой энергия была жизненно необходима. Строительство ГЭС сказалось на многом: на обеспечении страны энергией, на судоходстве на Волге, осуществило сталинский план, сделать Москву столицей пяти морей, повлияло на развитие промышленности молодого государства.

Но создание гидросооружений имело и много отрицательных последствий: были затоплены большие участки плодородной земли (одна пятая Ярославской области), ушли под воду деревни, села и даже целый город Молога.
«Углече Поле» давно известен, как издание, которое открывает неизвестные страницы в истории городов Ярославского края, событий, незаслуженно или сознательно забытых. Этот номер не стал исключением: история громадных строек гидроэлектростанций в Рыбинске и Угличе полна «белых пятен». Особенно это касается Волголага. Использование рабского труда заключенных (особенно политзаключенных) – страшная история в рамках строительства волжских ГЭС, трагическая и поучительная. Огромные работы по строительству стоили неимоверных усилий и многочисленных человеческих жертв. До сих пор никто точно не знает, сколько заключенных погибло от неимоверно тяжелого ручного труда, многочисленных болезней и эпидемий, недоедания на строительстве Угличской ГЭС. Никто даже точно не знает, где они похоронены, не говоря о том, что практически никто не задумался, увековечить их память. Хотя разговоры об этом последнее время все же идут. Инициатором стала Рыбинская и Угличская епархия.
Как считает собеседник журнала в первом открывающем номер интервью, известный в Ярославле архитектор, председатель общества ВООПиК, Вячеслав Сафронов «каждая формация диктует свои правила и свои какие-то законы в обществе. Существовала у нас такая общественно-экономическая формация – социалистическая. Действительно, была какая-то определенная идея. Огромное количество людей, несмотря на страшные репрессии, были этой идей увлечены; существовал неподдельный энтузиазм и многое казалось достижимым. И поэтому говорить сейчас, что вот это всё ужасно… Мы ведь до сих пор пользуемся результатами труда тех людей. И, конечно, грандиозный размах индустриализации, электрификации страны – он, с одной стороны, внушает уважение: это действительно были достижения общества, хотя, с другой стороны, цена этих достижений – многочисленные загубленные жизни – ужасна. Я не берусь быть судьёй истории, но не нужно забывать, что всё это история нашего народа. В то время необходим был какой-то прорыв. Наверное, если бы не было его, то неизвестно, какими были бы результаты войны с Германией. Так что, все-таки была создана мощная база, хоть и подготовленная за счет страшных потерь и человеческих, и культурных, к чему нужно отнестись, с наших уже позиций, объективно».
Редакция считает, что для того, чтобы воспитывать новое подрастающее поколение в свободном демократическом обществе, нельзя ничего скрывать в истории Отечества. Нужно, как отметил Вячеслав Сафронов, подходить к истории максимально объективно, насколько это возможно в 21 веке. Молодому думающему читателю нужна историческая правда, какой бы нелицеприятной она не была. Великие стройки осуществлялись ценой великих страданий, и это должно знать подрастающее поколение. Как и то, что если бы эти ГЭС не были построены и не дали ток в начале Второй мировой войны, столица нашей Родины могла бы быть захвачена фашистскими войсками. Чтобы воспитать настоящих патриотов, нельзя утаивать исторических фактов и нужно говорить правду.
Над номером трудились известные читателям угличские и рыбинские авторы. Один из них профессор Евгений Ермолин. Евгений Анатольевич всегда имеет свою точку зрения на исторический процесс. Его статья «Волга без воли» посвящена судьбе узника Волголага, театральному режиссеру, поэту Сергею Радлову, который попал в лагерь вместе с женой, поэтессой Анной Радловой. «Начнем с двух парадоксов, – начинает профессор свою статью. – Первый заслуживает самой краткой здесь фиксации. Состоит он в том, что коммунистическая идеология, имевшая целью освобождение человечества от эксплуатации и отчуждения, обернулась в сталинском СССР невиданным порабощением, закабалением людей, которые должны были стать гайками великой спайки ценой невероятных страданий и жертв. Авангард прогрессивного человечества был явно похож на допотопную восточную деспотию, соскользнул к феодально-рабовладельческим порядкам, в ассирийско-вавилонские времена. Архипелаг Гулаг наиболее полное и яркое выражение этой системы всеобщего навязанного рабства, обеспеченного системой террора и репрессий. Строили дворец, а сподручней оказалось вырыть котлован – как общую могилу людей и идей эпохи…
Второй парадокс связан с местом реализации того исторического проекта, которому посвящен этот номер журнала. В феномене Волголага есть нечто символическое, если вдуматься в то, на какой традиционной культурной, ментальной основе внедрялся новый, коммунистический проект.
Волга в русской народной традиции рифмуется со свободой. Волга рифмуется с волей. Это пространство нестесненного дыхания, раздольной жизни, открытых горизонтов. Страна Стеньки и Емельки, а также и многих других волжских пиратов, которые вплоть до середины XIX века разбойничали на Волге, включая и ее верхний плес. Старообрядцы, вольнодумцы уходили по Волге к Каспию, растворялись в горизонтах Азии, становясь недоступными для мертвого взгляда власти. На Волге случались самые невероятные приключения, встречались самые разные люди, случался «солнечный удар», описанный в начале ХХ века Буниным… Здесь рождены непостижимый в своей глубине голос Шаляпина и мучительно-сладкозвучный голос Собинова. В конце концов, и Ульянов-Ленин с его невиданной мыслительной мобильностью – волжанин. Может быть, последнее эхо этой свободы пришлось уже на конец 1930-х и представляло собой идеологическую сказку, это фильм «Волга-Волга». Из заскорузлого советского захолустья, которым правит безграмотный сатрап Бывалов, талантливые граждане убегают на волжский простор, предъявляя именно здесь, вне связанности социальной лямкой свои возможности и способности. Кстати, и актриса на роль героини, Дуни-Стрелки, Любовь Орлова в своем детстве получила волжские впечатления, и не где-нибудь, а в Ярославле… Но это другая тема.
А между тем в те же годы на Волге разворачивалась совсем иная история. Матушка Волга становится мачехой и бьет своих детей. Волголаг – средоточие и кульминация альтернативной темы на волжском плесе. И это тема рабства, насилия, непосильного труда, беды и смерти. На волжском раздолье появился анклав рабства. И само это раздолье, вроде как прибывая в количестве, за счет новых водных пространств, поглотивших леса, деревни и целый город, уже не только вдохновляет, но и смущает, становясь рукотворным памятником социальному насилию и злу.
Разговоры о рабстве можно вести суммарно. Но, по сути, это был всякий раз остро личный душевный слом. Одно дело – непосильный труд, другое – полная или частичная самоутрата. Свободный человек, иногда безгранично внутренне свободный, принимал чудовищное по силе давление среды, и это его неизбежно корёжило. Выживал (если выживал) душевный инвалид, у которого были атрофированы простые мыслительные рефлексы и элементарные душевные движения. И вернуться к себе прежнему было нельзя. В этом журнальном томе есть ряд свидетельств такого искажения. (Справедливости ради, нужно сказать, что и палачи теряли что-то важное и значимое в своей человеческой основе, но разговор сейчас не о них. Хотя интересно бы понять, что думал в своей продолжительной старости Рапопорт, пока его помаленьку подъедал рак. Возможно, впрочем, вообще не думал. Ведь если начать, то нужно было бы стреляться…)»
Статью профессора Ермолина, как и многих других авторов, скоро можно будет прочитать в новом номере «Углече Поле», который должен выйти в свет в апреле, а пока предлагаем вам прогуляться с нами внутрь Угличского гидросооружения, который продолжает давать ток стране и в то же время, по точному замечанию архитектора Вячеслава Сафронова «стал памятником многим тысячам наших сограждан того времени».
Редактор журнала "Углече поле"
Алексей Суслов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.